«Трагедия менструального цикла». Осторожно, женский репортаж!

В самый «женский» день в году купила себе замерзшие тюльпаны и пошла их отогревать на нашумевшую читку «28 дней» от «ДрамаDVOR». Спойлер: двух часов вполне достаточно, чтобы цветы пришли в себя, но не хватит, чтобы осмыслить и обсудить провокационную пьесу о менструации.

«28 дней» — читка российской драматургини Ольги Шиляевой, которая определяет жанр своего произведения как «трагедия менструального цикла»: очень точное описание того, что довелось увидеть в вечер 8 марта всем тем, кто не поленился оторваться от праздничного стола и объятий любимых.

Первый слой драматургического айсберга рассказывает о 28 днях — менструальном цикле среднестатистической женщины. Фолликулярная фаза, овуляция, ПМС — текст пьесы отсылает нас к стадиям, которые ежемесячно проживает женщина, раскрывая ее психофизическое состояние.

При желании, можно составить методический справочник «Менструальный цикл для чайников». Но мы не медики и не методисты, а потому смиренно стоим в углу, сжимаем в руке ремень от фотоаппарата и ищем скрытые подтексты. И находим.

Всё начинается с эвфемизмов. «Багровые реки», «эти дни», «гости из Красноярска» — один из героев произносит ряд иносказаний, от которых, как признается сам, его «тошнит». Тем самым ясно дает понять: время вербальной стигматизации процесса давно прошло. Пора говорить о физиологии языком нелитературным.

Вспомните, как часто вам приходилось придумывать причины для прогула физкультуры только потому, что физрук — мужчина, а сказать мужчине слово «месячные» стыдно? То-то и оно. Стигма начинается с малого: мысли и слова, перерастая в убеждения и принципы, которые, в конечном итоге, и формируют наше сознание.

А потому так интересно следить за реакциями сидящих в зале. За своими — особенно. В основном, текст вызывает смех. Где-то — от неловкости, где-то — от осознания до боли смешного: да, ты — та самая девочка, которая прячет прокладку в кулаке, чтобы ее не заметили окружающие. Знакомо? Мне очень!

«Проинформируй о своих месячных»

Одна сплошная провокация — сцена, описывающая предменструальный синдром. «Надо терпеть, как рожать будешь», «проинформируй о своих месячных», «кто опаснее для общества: женщина с ПМС или мужчина со стояком?». Набор подобных высказываний лавирует на тонкой грани между социальными стереотипами и сексисткими шутками.

В основном, их носитель — мужчина, в диалог с которым вступает женщина. Их разговор — это неприкрытая конфронтация двух миров.—Может, у тебя ПМС?—Может, у меня жизнь?

Мужчина в тексте выступает неотесанным, грубым созданием, изредка выдающим такие реплики, от которых Земфира в голове начинает тянуть заунывное «Абьюююз». Вот, к примеру.

«Я называю тебя тупой, чтобы ты умнела, и жирной, чтобы ты худела».

Международный женский день. Фото: Сергей Русинович

В противовес мужской позиции «Я тебя бью, потому что ты позволяешь», зависимая позиция женщины. Она слаба и нерешительна. Или, лучше сказать, бессильна в том положении, в которое поставила ее природа.

«Я не понимаю, что со мной происходит. Я не понимаю, кто мной играет… Что за силы? За что?»

Еще один маркер — общественное мнение, которое выражает Хор голосов. Он определяет, что женщина должна и не должна делать. Так, по мнению общественности, женщина должна молчать, терпеть, скрывать. Не должна: носить белое, жаловаться.

За всей утрированностью фрагмента выступает основная мысль: женский опыт целых поколений перечеркивается только потому, что кто-то считает ненормальным такой физиологический процесс, как менструация.

В конечном итоге, приходит осознание: то, как остро ты воспринимаешь тот или иной фрагмент текста, зависит только от внутренней табуированности темы. Для меня пьеса оказалась достаточно провокационной, чтобы задуматься о внутренней стигме и попытаться ее преодолеть. Выйдет или нет — покажет время. Но одно знаю уже сейчас: посмотреть на проживаемое со стороны — полезный, пусть отчасти и шокирующий опыт, без которого невозможны изменения.

P.S. Белые тюльпаны спокойно (в отличии от меня) пережили 2 часа читки и до сих пор стоят дома в полном цветении.

Настя Печенькова, активистка АБФ, для vMogileve.by
Фото: Сергей Русинович